Главная  Статьи, публикации
www.teacher-edu.ru




 Регистрация

Rambler's Top100   


Статьи, публикации

Кадры образования: человеческий ресурс и человеческие судьбы
Сергеев И.С., к.п.н., с.н.с. НМЦ кадрового обеспечения

Когда-то в Советском Союзе набор в педагогические учебные заведения страны планировался централизованно, в размере 10 % от численности работающих педагогов. Откуда взялась эта странная «круглая цифра» - 10 % - мы уже вряд ли теперь узнаем. Возможно, в годы «культурной революции» она была более чем оправданной. Однако она сохранялась неизменной до последних лет советской власти и нашла своё отражение в справочниках Госкомстата, изданных в 1980-е гг.

С тех пор, как говорится, немало воды утекло.

Начало 1990-х – резкий спад рождаемости. Середина 1990-х – период, который принято называть «демографической ямой». Рубеж 1990-2000-х – стабилизация процесса и, вновь, некоторый прирост показателей рождаемости.

Всё это означает, что сегодня в наших школах меньше всего учеников начальных классов. Но через 5-7 лет их станет несколько больше. Зато «яма» сместится в средние и старшие классы, следовательно – резко снизится потребность в учителях математики, русского языка и литературы, истории, а затем – физики, информатики, химии…

Как реагирует на эти изменения система подготовки педагогических кадров – среднее и высшее педагогическое образование регионов России?

Оказывается, что в большинстве случаев – никак не реагирует.

Вот строки из отчётного доклада Комитета образования одной из областей Северо-западного федерального округа. «В школах области работает 8 тысяч человек, что на 646 человек меньше по сравнению с прошлым учебным годом… К началу истекшего учебного года в школах области не было закрыто 11 вакансий, требовались учителя иностранного языка (5), трудового обучения (3), ОБЖ (1), музыки (1), информатики (1)… Большая часть выпускников вузов <по педагогическим специальностям. – И.С.> не возвращается в школу, так как заработная плата начинающего учителя не дает возможности реального существования».

Даже этот короткий фрагмент вызывает ряд серьёзных вопросов. За один только год количество педагогов в области сократилось на 8 % (!) Что сталось с этими людьми – ушли в другие сферы экономики, пополнили ряды пенсионеров, безработных или…? Об этом в докладе – ни слова, как, впрочем, и о причинах такого сокращения, и о дальнейших тенденциях. Рядом с числом учителей, за год покинувших школы области, количество вакансий (11), вызывающих серьёзную обеспокоенность у областного руководства, кажется поистине смешным. И совсем уже смешным (сквозь слёзы) видится вывод о том, что выпускники педвузов не возвращаются в школы исключительно в силу низкой зарплаты. Похоже, что руководство не видит очевидных фактов: область просто перенасыщена учителями; потребность в них падает на 8 % в год, а тем временем их продолжают готовить в прежнем, а по некоторым специальностям - и в нарастающем объёме.

В какой степени такая система управления эффективна? Риторический вопрос! Тем более, если вспомнить, что в последние три-четыре года «эффективность» - едва ли не самое популярное понятие в словаре реформаторов.

Эффективность образования – своего рода двуликий Янус. С одной стороны – экономическая эффективность, показывающая отношение уровня результативности к величине издержек. Если говорить о педагогическом образовании, то самой понятной стороной дела оказываются именно издержки. Во-первых, часть студентов педвузов отчисляют ещё на этапе обучения (и эта часть не так уж велика); во-вторых, часть выпускников (весьма существенная), окончив педвуз, не идёт работать в школу; в-третьих, часть молодых специалистов (и тоже весьма заметная) уходит из школы, проработав весьма небольшой срок. И, поскольку все эти явления лежат на поверхности, возникает стремление: взять и разом «упразднить» их. Но поскольку, при ближайшем рассмотрении, оказывается, что все три перечисленных тенденции имеют в своём основании множество сложнейших социально-экономических причин, то следующим импульсом становится желание объявить саму систему педагогического (и в целом – высшего профессионального) образования неэффективной, этаким «государственным банкротом». Проект Стратегии РФ в области развития образования до 2010 г. содержит недвусмысленное замечание: «процесс резкого повышения массовости высшей школы оказался связан с развитием различных форм «псевдообразования». Очевидно, когда миллионы студентов в течение пяти лет проходят педагогическую подготовку, а потом большинство из них не становятся педагогами – это и есть «псевдообразование».

А ведь всё не так просто. Как мы выяснили на примере приведённой выше цитаты из отчётного доклада регионального комитета образования, существует и четвёртый фактор неэффективности, по своим масштабам едва ли не превосходящий указанные три, но, в отличие от них, управляемый. Это несоответствие количественных показателей подготовки учителей объективным потребностям регионов. Повсеместно распространённые прикидки этих потребностей «на глазок» приводят к потере огромных сумм.

И здесь эффективность педагогического образования открывает свою вторую сторону. Это – социальная эффективность.

Допустим что некий педагогический вуз объявляет набор в десять групп по специальности «юриспруденция». Привлечённые ароматом модного слова и не очень задумываясь – «А что потом?» - абитуриенты обеспечивают полный набор. Корпоративные интересы вуза соблюдены; сокращений, намечавшихся из-за уменьшения желающих «поступить в учителя», удалось избежать. Но вот наступает то самое «потом», и на областной рынок труда разом выплескивается двести с лишним учителей права. И кто виноват в том, что почти все они не смогут найти работу по специальности? Как избежать подобных ситуаций и обеспечить социальную защищённость будущего специалиста уже на этапе выбора профессионального образования?

Кажется, именно об этом писал несколько лет назад академик Н.Н. Моисеев: «На новом витке… жизнь человека будет управляться новым типом рынка, обладающим определенным горизонтом предвидения». Ключевое слово здесь – предвидение, прогноз. К нему мы ещё вернёмся.

Роль высшего образования в современной России с точки зрения социальной эффективности своеобразна. Эту роль А.М. Кондаков, генеральный директор издательства «Просвещение», обозначил метафорой «социальный сейф». То есть, высшее образование сегодня – это социально приемлемый, сформировавшийся естественным путём способ обеспечить хотя бы какую-то занятость одной из наименее социально защищённых категорий населения – молодёжи, которой просто некуда деваться в условиях продолжающегося экономического коллапса. (Мы надеемся, что звучащие с трибун слова о «серьёзном росте российской экономики» никого не вводят в заблуждение).

Если теперь сфокусировать внимание на педагогическом образовании, то баланс между его экономической и социальной функциями ещё более смещён в сторону последней. Виной тому – гендерные особенности. Огромная доля выпускников педвузов – лица женского пола, большинству из которых вскоре после трудоустройства предстоит обзавестись спутником жизни и ребёнком (детьми). Воспользовавшись законным правом на отпуск, они не на один год оставят своё рабочее место в школе. Это очень «неудобные» для школы работники!

Многие школы, ориентируясь отчасти на указанные факторы, отчасти – на практику коммерческих структур, уже избегают принимать на работу молодых специалистов с высшим педагогическим образованием. Эту позицию, с откровенностью, близкой к цинизму, выразил директор одной из столичных школ: «Мне не нужны молодые учителя. Гораздо удобнее работать со зрелыми людьми, независимо от того, какое образование они получили».

Таким образом, налицо ещё одно противоречие: интересы производителя образовательных услуг (школы) расходятся с интересами потребителя. Ведь на самом деле молодой учитель (хорошо подготовленный, разумеется!) очень нужен ребёнку. Близкий детям и по возрасту, и по духу, он естественным образом сглаживает эффект «смыслового барьера» между учащимся и педагогом, смягчает отторжение ребёнка от школы. Но важно и другое. Молодой учитель, не столь сильно скованный стереотипами педагогики вчерашнего дня, способен внести в образовательный процесс хотя бы отдельные элементы личностно-ориентированного подхода и других свежих педагогических веяний (покуда, впрочем, сам не трансформируется в «Ионыча», в соответствии с чеховским сценарием). Но ведь – вода и камень точит!

Может быть, на сегодня это и есть центральная миссия педагогического образования – целенаправленно вбрасывать в школу свежие, по-новому подготовленные, кадры, преодолевая нарастающую тенденцию к старению учительства, с неизбежным следствием этого процесса – стагнацией образовательных подходов и технологий в реальной школьной практике.

Всё сказанное подводит нас к двум простым, но принципиальным выводам. Вывод первый: вопросы обеспечения эффективной кадровой политики в области образования должны решаться не только на школьном, муниципальном, региональном уровнях. Это – вопросы федерального значения. В особенности – проблема качественной подготовки учителей по специальностям «государственного заказа», обеспечивающим преподавание предметов федерального компонента базисного учебного плана. Это 16 специальностей высшего и 11 – среднего педагогического образования.

Второй вывод: от деклараций типа «образование должно быть эффективным» необходимо переходить к научно обоснованным технологиям управления кадровой политикой.

Два приведённых вывода и легли в основу ряда разработок Научно-методического центра кадрового обеспечения общего образования Института общего образования Минобрнауки РФ (рук. Центра – д.п.н. В.И. Блинов), важнейшая из которых – система мониторинга потребности в педагогических кадрах по регионам РФ.

Первый этап разработки технологии мониторинга был пройден в 2003 г., Появилась компьютеризованная методика, позволяющая, во-первых, с использованием доступных данных осуществлять прогноз и оценку текущих и перспективных (на период до 10 лет) потребностей рынка труда в педагогических кадрах различных специальностей по субъектам федерации. Во-вторых, с помощью методики становилось возможным оценить степень соответствия количественных показателей подготовки педагогических кадров по регионам РФ реальным потребностям данной территории в педагогических кадрах (отдельно по каждой специальности), а также спрогнозировать изменение характера указанного несоответствия на ближайшую перспективу.

По ходу реализации проекта разработчикам методики мониторинга приходилось отвечать на вопросы. В различных отраслях системы образования с некоторых пор проводится немало мониторингов, но нередко оказывается не ясно, что делать с полученными результатами? Не окажутся ли в корзине и ваши результаты? Но в данном случае ответ на вопрос предельно ясен: мониторинг кадровой потребности – не самоцель, а этап научно обоснованного прогноза.

Второй этап – разработка технологии проектирования планов приёма в педагогические учебные заведения – завершён в 2004 году. Новая версия компьютерной программы предоставляет возможность как для краткосрочного прогноза (количество вакансий в субъекте РФ по каждой из специальностей на предстоящий год), так и долгосрочного (определение планов приёма по каждой из специальностей высшего и среднего специального педагогического образования на основе прогнозирования кадровых потребностей региона на год выпуска специалистов). Рассчитываемые показатели определяются в трёхмерной матрице «год – субъект РФ – специальность».

В основе расчётов лежит величина «демографической поправки», отражающей расхождение в показателях рождаемости в регионе в текущем и в расчётном году. Это определяет соответствующее расхождение в потребности региона в учителях. Поскольку учителя, имеющие различные специальности, преимущественно работают с разными возрастными группами (например, учитель начальных классов – 1-4 кл., т.е. дети 6-9 лет; учитель технологии – 5-9 кл., т.е. дети 10-14 лет, учитель химии – 8-11 кл., т.е. дети 13-16 лет), то величина демографической поправки зависит от специальности.

Система мониторинга и прогнозирования уже «прошла обкатку» в пяти пилотных регионах РФ. Впереди – третий этап работы: «запуск» системы в масштабах всей Российской Федерации. Вполне естественно, что ожидаются и определённые трудности. Одна из них связана с неоднозначной реакцией региональных партнёров по проекту на необходимость участия в мониторинге. Не во всех региональных органах управления образованием имеются такие хорошо налаженные системы информационного обеспечения, как, например, в Ростовской области. В ряде «менее продвинутых» регионов придётся провести большую работу по сбору данных – точность прогноза, предусмотренная технологией, требует ежегодного предоставления от каждого региона около четырёхсот конкретных показателей. Но эта трудоёмкая деятельность не будет напрасной. Каждый из регионов получит свежую версию компьютерной программы, обеспечивающей возможность расчётов, и сможет самостоятельно осуществлять научно обоснованное планирование кадровой политики в области образования, предоставляя в Центр контрольные цифры.

Развитие системы мониторинга потребности в педагогических кадрах предполагается не только «вширь», но и «вглубь», в сторону усложнения решаемых задач: от прогнозирования к проектированию и далее – к моделированию. В рамках Стратегии РФ в области развития образования на период до 2010 г. предусмотрено сокращение федерального компонента базисного учебного плана примерно на 25 %. Как это скажется на потребности в учителях? По каким специальностям необходимо сократить подготовку? Каких специалистов необходимо направить на переподготовку? Как отразятся на кадровых потребностях школы различные варианты нового учебного плана? Ответить на эти непростые вопросы призвана помочь третья версия компьютерной программы, которая, как предполагается, будет подготовлена к концу 2005 г.

Безусловно, кадровый мониторинг – лишь один из путей решения проблемы. Уже в ближайшей перспективе речь должна идти о разработке комплекса средств, направленных на обеспечение баланса между экономической и социальной эффективностью экономического образования. Практика последних лет показывает, что непосредственные субъекты экономики – работодатели – всё активнее развивают корпоративные системы среднего и высшего профессионального образования. Подготовка кадров «для себя» становится одним из направлений деятельности крупных фирм, холдингов, объединений бизнеса. В ряде случаев крупнейшие коммерческие структуры открывают собственные колледжи и вузы.

По-видимому, именно такое образование обладает сегодня в России наибольшей эффективностью – как экономической (целенаправленно обеспечивая предприятия кадрами с учётом специфики собственного образовательного заказа), так и социальной (гарантируя трудоустройство практически каждому выпускнику). Но вообразить себе педагогическое образование как образование корпоративное можно лишь с очень большой натяжкой. Основной заказчик и потребитель педагогических кадров – общеобразовательная школа - не имеет сегодня достаточных полномочий и ресурсов, чтобы систематически и целенаправленно готовить для себя эти кадры, обеспечивая их полноценным высшим образованием. По-видимому, процесс становления корпоративного педагогического образования (как альтернативы нынешнего государственного, а по сути - узковедомственного) должен опираться на государственно-общественные формы управления образованием, которые сами по себе находятся пока в зачаточном состоянии.

Но возможен и другой сценарий – стихийное развитие событий, вне логики научных прогнозов, но – со вполне предсказуемыми результатами…

О нас
Новости
Нормативные документы
Стандарты
Информация о конкурсах
Справочная информация
Болонский процесс
Профильное обучение
Статьи, публикации
Книги, учебные пособия
Партнеры
Вопросы и ответы
WWW обзоры
Форум

Звоните нам : (495) 152-69-71Пишите нам : info@teacher-edu.ru
© 2003-2012 Научно-методический центр кадрового обеспечения общего образования ФИРО МОН РФ
научно-методический центр кадрового обеспечения общего образования иоо мо рф