Главная  Статьи, публикации
www.teacher-edu.ru




 Регистрация

Rambler's Top100   


Статьи, публикации

Всемирная торговая организация в процессе либерализации образовательных услуг
Жуковский И.В.

Глобализация характеризует качественно новый этап развития системы международных отношений в экономической, социальной, политической, культурной и других сферах, в том числе и в образовании. Глобализационные процессы, протекающие в мировой экономике, в частности, формирование единого рыночного пространства со свободным перемещением факторов производства и нематериальных ресурсов, оказывают все большее влияние на развитие высшего образования. Глобализация бизнеса неизбежно приводит к резкому повышению требований к качеству персонала, универсализации квалификационных характеристик работников во всем мире. Образовательные процессы в значительной мере стандартизуются и адаптируются к требованиям корпораций, действующих на мировых рынках, приобретают трансграничные и мультикультурные характеристики. Происходит взаимопроникновение таких важных сегментов институциональной структуры общества, как национальные образовательные пространства. В результате формируется мировой рынок образовательных услуг с емкостью до 100 млрд. долл. к 2005 г. К 2010 г. за границей будут учиться около 3 млн. чел.

Является ли образование товаром как любой другой и подвергается ли в таком случае обычным правилам конкуренции и торговли? Лет 10-15 назад подобный вопрос вызвал бы улыбку. Но сегодня всё иначе. И этот вопрос уже беспокоит многих. Да, образование действительно является одной из услуг, входящих в поле Генерального договора по торговле услугами. Этот договор является составной частью Соглашения, подписанного 130 странами мира в 1994 году в Маракеше. Именно это Соглашение положило начало созданию Всемирной торговой организации (ВТО), осуществляющей с того времени руководство всеми коммерческими договорами [http://www.wto.org].

Преподавать, руководить учебным заведением или работать в нём, это уже не просто участвовать в той благородной миссии, которая возлагалась государством во имя общего блага. Это намного прозаичнее, теперь это предоставлять одну из услуг. Эта деятельность даёт место для экспорта и импорта услуг и подвергается общим правилам (в том числе и санкциям) всё той же Всемирной торговой организацией.

Но сегодня семьи всё чаще жалуются на постоянное увеличение расходов, связанных с обучением детей в школе. Книги, школьные принадлежности стали объектом прибыльного бизнеса, в частности, для авторов пособий и их издателей.

Конкуренция между учебными заведениями в недалёком прошлом была очевидной. Да и сейчас в некоторых странах она сохраняется. Было бы несправедливо определять конкуренцию как чисто коммерческую. В школах западных стран она, скорее всего идеологического плана. Как это будет видно в дальнейшем, это замечание не лишено своего значения в общем контексте, в котором прослеживается желание сделать из образования и подготовки кадров широко открытый рынок на коммерческой основе. Для многих стран этот факт является основой для существования частного образования и доказательства, что коммерческая конкуренция налицо.

Непрерывное профессиональное образование в развитых странах на официальном уровне развивалось в рамках рыночных условий, не просто официально принятых, но и реально востребованных. Инициаторы этой системы подготовки кадров считали, что государственный сектор будет иметь лишь 50% на этом рынке. Но за последние 30 лет этого не произошло. Однако сам этот факт заставляет задуматься, так как при целенаправленных усилиях коммерсантов, движение может пойти действительно в сторону уменьшения доли государственного сектора, и даже его маргинализации и сокращения до минимума.

Опасность для государственной школы кроится не только во внешней среде. Что ещё более коварно, так это логика рынка, стремящаяся к установлению законов внутри самой образовательной системы. В этом смысле происходит процесс коммерциализации и развития частных учебных заведений, и даже не обязательно через их приватизацию. Иначе говоря, либеральная логика со своими характерными ценностями, такими как индивидуализм и конкуренция стремятся сегодня проникнуть в саму государственную систему. Ведь как можно иначе объяснить обострившийся феномен защиты прав потребителей?

Некоторые моменты в образовательной сфере принимают открытый коммерческий характер, например, развитие в последнее время услуг с частными уроками на дому. Так, во Франции ведущее место на рынке этих услуг занимает Ассоциация "Acadomia", которая развернула широкую рекламную кампанию на национальном уровне [http://www.acadomia.fr]. Она играет на всех моментах, способных привлечь потенциального клиента: максимальное внимание к его проблемам, близость по месту жительства, индивидуальные программы, гарантированные результаты и т.д. [L'education n'est pas une marchandise // ATTAC-St Nazaire, 2002].

В качестве примера один из правительственных документов США 1998 года, направленный в секретариат ВТО, где американские власти приводят официальные статистические данные. В документе идёт речь "о продаже образовательных услуг национальными компаниями иностранным потребителям для того, чтобы определить расходы иностранных студентов, записанных в американские колледжи и университеты, на их обучение и пребывание в стране". Всем становится понятно, что за этими словами стоят немалые суммы: 8 млрд. долларов в год по сравнению с 1 млрд. долларов, которые тратят американские студенты, обучающиеся за рубежом [http://www.wto.org].

Что касается Франции, то она тоже имеет значительную долю на рынке образовательных услуг. "Охота" за иностранными студентами в самом разгаре. Как отмечает корреспондент газеты "Monde" Натали Гибер, их количество за 4 года увеличилось на 30%. Специально созданное Агентство "EduFrance" занимается рекламой французского образования и увеличивает свои платные "летние университеты" для иностранцев. Остальная Европа также не стоит в стороне. Программа "Эразмус" будет распространяться до конца 2004 года на весь мир. По словам европейского Комиссара Вивиан Рединг "это расширение позволит занять в области образования конкурентоспособное место в мире и приблизить иностранных студентов к получению качественного европейского образования, с которым ещё не все знакомы" [Guibert, Nathalie L'universite francaise seduit enfin les etudiants etrangers // Le Monde. 31 aout 2002].

В этом общем контексте, отмеченном одновременно проникновением частных интересов и образа мыслей в сферу государственных услуг на адекватной идеологической основе, следует оценить значение и потенциальную роль

Всемирной организации торговли (ВТО) и её Генерального соглашения по торговле услугами.

Основная цель ВТО - содействие гармонии, свободе, справедливости и прогнозируемости внешнеторговых обменов. Выполнение этой миссии происходит через управление торговыми договорами, которые

- служат определёнными рамками на коммерческих переговорах;

- регулируют коммерческие разногласия;

- изучают государственную политику;

- помогают развивающимся странам в области торговой политики посредством технической помощи и программы подготовки и переподготовки кадров;

- способствуют сотрудничеству с другими международными организациями.

ВТО насчитывает более 140 членов, которые сосредотачивают в своих руках 97% объёма мировой торговли. Ещё около 30 стран в настоящее время ведут подготовку к вступлению. Решения принимаются большинством стран-участниц, которые достигают согласия с помощью консенсуса. Все договоры ВТО ратифицируются законодательными органами стран-участниц. Высшим исполнительным органом ВТО является конференция на уровне министров, которая проходит не реже двух лет.

Соглашению, подписанному в Маракеше и вошедшему в действие с 1 января 1995 года, предшествовала целая серия длительных переговоров. На самом деле всё началось в 1987 году в ходе так называемого "уругвайского раунда" и должно было завершиться в 1990 году, в Брюсселе. Но эта встреча на уровне министров так и не состоялась. Главная причина провала - сельскохозяйственный кризис. С того времени новых циклов по официальным данным не было. Причины самые разные: сложности с подписанием соглашения по предыдущему раунду, который вскрыл существующие конфликты; соперничество между влиятельными компаниями Севера и сопротивление стран Юга; действия различных общественных движений против либеральной глобализации и т.д.

История коммерческих договоров старше ВТО. Уругвайский цикл был восьмым по счёту с момента подписания в 1947 году Генерального соглашения по таможенному праву и торговли. В то время его подписали 28 государств, среди которых в основном были развитые западные страны. Однако для контроля за его исполнением не был создан специальный наднациональный орган. Государства-участники просто договаривались о его честном выполнении. Как только они этого не делали, происходила кризисная ситуация, что в конечном итоге вело к принятию штрафных мер по отношению к партнёру и началу настоящих "коммерческих войн".

Генеральное соглашение по торговле услугами признаёт растущее значение торговли услугами для роста и развития мировой экономики; создаёт многостороннюю систему принципов и правил с целью расширения торговли на условиях полной гласности и поступательной либерализации; стремится к скорейшему достижению прогресса в повышении уровня либерализации торговли услугами путём проведения последовательных раундов многосторонних переговоров; признаёт право подписантов регулировать поставки услуг на своих территориях и вводить новое регулирование для достижения целей национальной политики; принимает особо во внимание серьёзные трудности наименее развитых стран в свете их особого экономического положения и их потребностей в области развития, торговли и финансов.

Одно из существенных отличий данного Соглашения - наличие двух статей, отличающихся по своему значению.

Первая статья - "режим наибольшего благоприятствования" (часть 2, статья 2) предполагает, что каждый член предоставляет услугам и поставщикам услуг любого иностранного партнёра режим, не менее благоприятный, чем тот, который он предоставляет для аналогичных услуг любой другой страны.

Вторая статья предусматривает "национальный режим" (часть 3, статья 16), то есть предоставление не менее благоприятных условий иностранным партнёрам наравне с отечественными услугами и поставщиками услуг. Это означает, что любое иностранное предприятие получает право свободного размещения, открытия филиалов, доступ на национальный рынок, выделение дотаций и т.д.

В сфере образования, например, иностранная фирма может предложить открытие нового учебного заведения на территории той или иной страны, и в ряде случаев может рассчитывать на такие же дотации, как и любое частное учебное заведение этой страны. На сегодняшний день это практически невозможно, так как нужно отвечать ряду условий, и в частности, длительности своего существования. Однако та или иная страна вправе просить ВТО пересмотреть тот или иной государственный законодательный акт, который противоречит нормам ВТО. Этот пример несколько теоретичен, но хорошо иллюстрирует механизм действия Генерального соглашения. Естественно, что ситуация от одной страны к другой складывается по-разному, особенно если государственная образовательная система менее развита и структурирована.

Очень важно понять неравенство последствий вышеуказанных статей по правам, предоставляемым иностранным поставщикам услуг при их размещении в одной из стран.

Работа в режиме наибольшего благоприятствования сразу всех партнёров означает отказ от любых коммерческих льгот и привилегий. Вместе с тем этот режим позволяет защитить национальную экономику, как на временный период, так и на длительную перспективу. Работа в национальном режиме развивает конкуренцию не только отечественных предприятий, но и иностранных.

В соответствии с Соглашением наиболее либеральным решением было бы использование национального режима, то есть это как две стороны медали: каждый подписант Соглашения обязуется признать режим наибольшего благоприятствования по отношению ко всем остальным. Другими словами все иностранные поставщики услуг находятся в равных условиях. В этом случае договорённость работает сверху вниз.

Каждой стране необходимо определить услуги, которые подлежат "национальному режиму", то есть там, где будет равная конкуренция отечественных и иностранных поставщиков. В данном случае тот или другой вид услуги попадает в поле так называемых специфических обязательств. Эти действия происходят снизу вверх.

Именно последний аспект привлекает крупных поставщиков услуг, как частных, так и государственных. Вместе с политическими силами и правительствами их цель состоит в постепенном расширении списка услуг, которые имеют специфические обязательства (часть 3), и конечно, количество стран, которые берут их на себя. События последнего времени очень чётко показывают эту тенденцию.

Секретариат ВТО в этой кампании играет очень важную роль. Для него, действительно, заключение Соглашения - это стабилизация торговых отношений на основе режима наибольшего благоприятствования и постепенная либерализация в рамках серии последующих переговоров.

Таким образом, Маракешское Соглашение открыло "ворота" для расширения специфических обязательств, благодаря тому, что сейчас называется "программами" в рамках Соглашения. Конечная цель для сторонников экономической либерализации - это распространение национального режима на все виды услуг для всех членов ВТО. Как видим, одна из главных ставок делается на специфические обязательства. Однако есть и другая сторона этого вопроса, касающаяся услуг, предлагаемых самими государствами, то есть собственно государственные услуги.

В Генеральном Соглашении о торговле услугами Всемирной Торговой организации речь идёт не просто об услугах, но об их торговле, что является существенным нюансом. Однако данное Соглашение содержит небольшое количество положений, которыми можно сегодня свободно оперировать. Вместе с тем выработаны принципы и правила функционирования, которые создают собственную динамику и позволяют вести дальнейшую работу.

Имеется в виду не только снятие барьеров, которые тормозят коммерческие обмены (главным образом таможенные права). Это касается, в частности, Всеобщего Соглашения по тарифам и торговле (General agreement on tariffs and trade), которое не содержало ни одного положения, с помощью которого одна из стран могла бы обязать другую изменить своё внутреннее законодательство, в случае если она этого не желает. Соглашение по торговле услугами, напротив, распространяется на все предпринимаемые участниками меры. На языке договора под "мерами" понимаются государственные законы и правила или точнее любая мера в форме закона, постановления, регламентации, процедуры, административного решения (cт. 28а). Каждая страна решает, какая из мер не является ущемляющей по отношению к нормативно принятой ВТО.

Подписание Соглашения означает принятие мер на государственном уровне, которые обеспечивают торговлю услугами. В случае если какая-либо из мер не признана ВТО и подписантами Соглашения, она подвергается арбитражу Совета по торговле услугами или иным органом по конфликтам. Когда речь идёт о конфликтах, то подразумевают в первую очередь страны-участницы ВТО или иными словами предприятия этих стран. Поэтому государства-участники выступают в роли защитников интересов своих предприятий и именно этот факт лежит в основе предлагаемых концепций.

Товарообмен происходит в едином общепризнанном режиме: экспорт товара на внутренний рынок другой страны. Довольно просто договориться по поводу продажи конкретного товара. Для услуг существует двойная трудность: во-первых, нужно произвести чёткий учёт услуг и, во-вторых, определить, что является их торговлей и поставкой.

Первая из трудностей ещё не полностью преодолена. ВТО взял за основу Центральную классификацию продукции, которую составило статистическое бюро ООН в начале 90-х годов. Был выработан список услуг по 11 основным секторам и 160 подсекторам. Например, для сектора образования (точнее, образовательных услуг) выделяются 4 подсектора: начальное, среднее, высшее образование и непрерывное образование взрослых. Эта работа по учёту и классификации услуг продолжает оставаться объектом дискуссий ВТО. Например, происходят постоянные попытки по расширению списка услуг под предлогом его уточнения.

Соглашение по торговле услугами подтверждает всеобщее желание участников либерализовать на непрерывной основе сектор услуг. Это касается почти всех услуг, в том числе и государственного сектора. Сама сущность государственных услуг приводит в движение механизмы Соглашения. На самом деле, ВТО вырабатывает свои особые правила и следует принять во внимание, что эта организация выдвигает на первое место общие интересы её участников. Поэтому государственные услуги могут быть подвергнуты внутренним процедурам в соответствии с Соглашением. Будет не лишним заметить, что именно государственным услугам непосредственно угрожает действие данного договора, по меньшей мере, в его сегодняшнем виде.

Вторая трудность состоит в поставке услуг и решается статьёй 1 Соглашения. Уточним, что под поставкой услуги понимается её производство, распределение, маркетинг, продажа и доставка. В этой статье содержатся четыре способа поставки услуг за рубеж, что делает понятными механизмы Соглашения, которые гораздо более сложные, чем торговля товарами:

- с территории одного члена на территорию любого другого члена ВТО;

- на территорию одного члена потребителю услуг любого другого члена. Это случай, когда одна из стран принимает у себя иностранных студентов;

- поставщикам услуг одного члена путём коммерческого присутствия на территории любого другого члена. Например, это известные организаций Гёте Институт, Британский Совет, Альянс Франсэз, или другие ассоциации этого типа за границей;

- поставщикам услуг одного члена путём присутствия физических лиц члена на территории любого другого члена. Это случай, когда иностранная организация использует свой собственный персонал.

Соглашение учитывает многие детали. Та же статья 1 предусматривает меры для принятия членами ВТО, то есть по сути меры, которые должны принять правительства, центральные, региональные и местные власти стран-участниц, и даже неправительственные организации, с возложенными на них функциями. Каждая страна, которая принимает на себя обязательства, должна принять на своей территории все надлежащие меры на всех уровнях по их выполнению.

Как было сказано выше, "уругвайский цикл" был лишь первым этапом процесса на дальнюю перспективу по многостороннему сотрудничеству и либерализации обменов. В конечном итоге переговоры позволили договориться о базовой структуре договора.

Каковы же обязательства сторонников либерализации торговли услугами?

Начиная с 1994 года, то есть ещё до вступления в силу Генерального Соглашения, Евросоюз обязался либерализовать некоторые сектора, в том числе и образовательные услуги. Лишь около 30 стран присоединились к либерализации этих услуг. Ещё меньше стран, которые приняли на себя обязательства по всем образовательным подсекторам. Среднее образование наиболее часто предлагаемый подсектор для либерализации.

В настоящее время каждая страна, большая или маленькая, богатая или бедная, стремится к открытому рынку образовательных услуг. В Соглашении указывается тот факт, что не следует затрагивать прерогативы государства в области образования, касающиеся национальной идентичности и начального обучения.

Период либерализации совпадает с постепенным нарастанием движения сопротивления и протеста против глобализации. Первая реакция на происходящие процессы исходила из интеллектуальной среды. Понятие "культурной исключительности" стало популяризироваться в ходе дальнейшей борьбы. В частности, потребовалось время для коллективного размышления перед конференцией в Сиэтле в декабре 1999 года. Инициатива исходила сначала от американцев, и особенно от канадцев, и привела к выработке международного лозунга: "Остановим наступление Соглашения сейчас", который был распространён в феврале-марте 2001 года, сразу же после Всемирного Форума в Порто Алегро, где и была поставлена окончательная точка. Это напрямую связано с политикой приведения в соответствие структур, навязанных странам третьего мира и где был затронут вопрос о "захвате монополиями предприятий по услугам, расположенных на Севере".

В то же время международное профсоюзное движение также включилось в изучение вопросов и были созданы две Федерации "Международное образование" и "Международные и государственные услуги", которые напрямую связаны с Международной Конфедерацией свободных профсоюзов (CISL). "Международное образование" опубликовало результаты своего первого исследования по действию Соглашения в 1999 году. Представленные материалы, в частности напомнили, что международные расходы в области образования на уровне государств превосходят 1 триллион долларов (50 млн. преподавателей, 1 млрд. учеников и студентов, сотни тысяч образовательных учреждений во всём мире). Это тот факт, который для многих говорит о колосcальности образовательного рынка для дальнейшего освоения. Проведенный совместный анализ двух Федераций в конечном итоге привёл к созыву съезда в 2001 году, где было принято решение о противостоянии включению образования в рамки Соглашения по торговле услугами и предоставлению гарантий со стороны ВТО, Всемирного Банка и Международного Монетного Фонда по признанию государственного образования как неотъемлемого права человека.

На чём базировались основные критические замечания? Как ни странно, но о них речь идёт в одном из документов ВТО, который был распространён в марте 2001 года. В этот момент большая часть неправительственных организаций собралась на конференцию в Женеве, где Совет по торговле услугами представил основные направления относительно специфических обязательств. Доклад под названием "Соглашение: факты и мифы" открыл этап, который показал желание ВТО избежать справедливой критики из-за отсутствия гласности. Кстати, эта практика засекреченности является систематической в деятельности ВТО.

Данный документ, начиная с предисловия, настаивает на том факте, что для каждой страны, выбирающей услуги, которые становятся объектом обязательств, предоставляется полная свобода. Эта идея проходит сквозной линией в последних документах ВТО. Однако данная концепция свободы довольна странная, так как всем известны случаи ответных мер и шантаж в международных коммерческих переговорах.

В документе стараются дать ответ на критику по многим вопросам и всякий раз показать полное видение процессов либерализации, которые как всегда являются лишь волеизъявлением национальных правительств, и без чего как внутри самих стран, так и между ними не было бы ни малейшего конфликта.

Такой подход, в котором видно не только равное партнёрство и, где консенсус берётся за правило при возникновении разногласий, является полным соответствием доктрине мирового управления, очень распространённой и в других международных инстанциях. Таким образом, получается, что нечего бояться развития иностранных инвестиций, одобренных ВТО. Но это не имеет ничего общего с многосторонним Договором по инвестициям, от которого Организация по сотрудничеству и экономическому развитию вынуждена была отказаться в 1997 году. И если мы оказываемся перед фактом навязанного ВТО дискурса, то надо быть настороже, чтобы не оказаться в дальнейшем в этой ловушке.

Страны, желающие экспортировать ту или иную услугу, будут ходатайствовать перед потенциальными потребителями для подготовки с их стороны специфических обязательств. А если они уже выработаны, то для их уточнения. В ближайшее время ожидается подготовка новых специфических обязательств. Нет сомнения, что будущие переговоры будут продолжаться под растущим давлением.

Что касается либерализации торговли образовательными услугами, то спрос чаще всего исходит от стран-экспортёров, главным образом США, Австралии и Новой Зеландии. Не сложно заметить, что вот уже более 20 лет они стоят во главе процессов либеральных реформ, и в частности, введения менеджмента в образование на государственном уровне. По меньшей мере это ведёт к проникновению в сферу государственных услуг правил функционирования частного образования.

Для стран Евросоюза на сегодняшний день складывается следующая ситуация: с 1994 года Евросоюз обязался открыть сектора начального, среднего, высшего образования, а также профессиональной подготовки взрослых, взяв на себя соответствующие специфические обязательства. Это означает, что иностранные поставщики образовательных услуг получают выгодное положение в каждой стране в соответствии с "национальным режимом", и что ставит их в равные условия с отечественными поставщиками. Евросоюз предпринял только два типа ограничений. Первый касается ссылок на национальные законодательства, а второй состоит в том, что следует писать не "образовательные услуги", как это записано в классификации ВТО, но "услуги частного образования" или иногда как "образовательные услуги с частным финансированием".

Есть вероятность опасения этих предосторожностей, так они весьма условны и зыбки. Возможное обращение в ВТО не может развеять их. Не говоря уже о том, что государственные услуги всё чаще прибегают за помощью к частным фондам.

Евросоюз весьма активный член ВТО в дальнейшем больше не упоминал образование в своих последних документах. Он вернулся к этому вопросу лишь в 2002 году по просьбе США в рамках первой фазы конференции в Доха, где предлагалось открыть полностью сектор высшего образования, финансируемый за счёт частных фондов. Следует заметить, что постоянным в этих шагах является возможность избежать обязать государственное образование как в спросе, так и в предложении либерализации.

Напротив, в рамках этих же процессов многие члены ВТО просят поднять уровень требований к выполнению уже принятых обязательств. Другие просьбы касаются так называемого подсектора "другие образовательные услуги", содержание которого не совсем чётко определено. Кстати, для этого подсектора Евросюз не принял ни одного обязательства. Ряд стран склоняются на частное финансирование высшего образования и профессиональной подготовки и переподготовки взрослых. Есть также наконец просьбы, касающиеся оценки образовательных услуг.

Как видим, сегодня идёт атака с разных позиций, которые могут расшатать государственные образовательные системы с целью их адаптации к запросам экономической среды. Первой мишенью становится высшее образование и профессиональная подготовка и переподготовка взрослых.

В этом без сомнения находим объяснение тому, что основная критика возможного применения "дисциплин ВТО" исходит, прежде всего, от развитых стран, от их образовательных институтов, учительских ассоциаций и профсоюзов. Последние, кстати, видят в Генеральном Соглашении по торговле услугами средство, с помощью которого правительства продвигают частное образование в тот самый момент, когда происходит сокращение финансирования государственных образовательных учреждений. Это вынужденные обстоятельства давят на государственные услуги. В этих условиях уровни высшего образования и профессиональной подготовки и переподготовки взрослых вынуждены переходить на самофинансирование. Это толкает их к занятию места на национальном и международном образовательном рынке в ущерб их основной миссии.

Растущее сопротивление выражает отказ от видения образования как товара. Образование - это не машина по передаче знаний и культурных ценностей в интересах всех, а это, прежде всего народное достояние.

Чтобы ни говорили страны Севера, чтобы убедить в принятии специфических обязательств развивающимися странами, итоги этих процессов далеки от желаемого. Конечно, с одной стороны, это студенты, которые приезжают на учёбу в страны-экспортёры образовательных услуг. Напомним, что это на сегодня один из самых распространённых способов образовательных обменов. Будучи дипломированными специалистами, они возвращаются в свои страны с соответствующими компетенциями для дальнейших развивающих процессов. Но в тоже время, они вывозят из своих стран значительные финансовые средства для оплаты своего обучения и пребывания за рубежом. Большинство из этих стран имеет острый коммерческий дефицит в области образования, и поэтому количество студентов за рубежом, главным образом в США, Великобритании, Франции, Германии и Австралии, не перестаёт возрастать.

В самих же развивающих странах предлагаемых мест в учебных заведениях явно недостаточно. Поэтому они становятся мишенью для коммерсантов, которые сегодня объединяются в мультинациональные компании и фирмы. Они выходят на международный рынок, полностью используя различные способы услуг, классифицированных в соответствии с Генеральным Соглашением: организуют обучение в своих филиалах, предлагают дистанционное обучение, развивают партнёрство с государственными учреждениями. Именно в этих направлениях сегодня происходит рост торговли образовательными услугами.

Опасность для стран-импортёров видится в неравноправии на национальном уровне в связи с появлением потока образовательных программ, задуманных не для всех потребителей, а лишь для элиты, в которой нуждается бизнес для своего развития. Сейчас очень важно обобщить содержание того стандартного образования, которое не отвечает потребностям студентов и общества той или иной страны и которое направлено на подготовку в будущем потребителей "глобализированного" общества. Как заявляет федерация "Международное образование" следует незамедлительно исключить сектора образования и культуры из логики "товара", так как сегодня это является наиболее значимой целью бизнеса, как стран Севера, так и Юга.

Комментируя итоги четырехдневного саммита Всемирной торговой организации (ВТО), прошедшего в мексиканском Канкуне летом 2003 года, можно сказать, что Всемирная торговая организация теряет свою значимость по мере того, как богатые и бедные страны тщетно пытаются достичь компромисса по целому ряду вопросов - от субсидий производителям сельскохозяйственной продукции до иностранных инвестиций.

В ближнесрочной перспективе фиаско в Канкуне может привести к тому, что многие страны предпочтут не участвовать в форумах ВТО, а сосредоточиться на заключении двусторонних и региональных торговых соглашений. В долгосрочной перспективе аналитики предсказывают ослабление позиций ВТО, подобно тому, как это произошло с ООН из-за разногласий вокруг иракского вопроса.

Жесткий тон дискуссии и появление внутри ВТО блока из развивающихся стран, готовых до последнего отстаивать свою позицию в вопросе о субсидиях, очень напоминает переговоры по иракской проблеме. Подобно тому, как США решили действовать самостоятельно, сформировав собственную коалицию, отдельные страны сейчас могут просто обойти переговоры о всемирной торговле и переключиться на региональные торговые соглашения. Именно такое развитие событий сейчас предсказывают многие аналитики.

Ряд экспертов и аналитиков считают, что от ослабления роли ВТО в мире проиграют не столько богатые, сколько развивающиеся страны, которые впервые заняли жесткую позицию по отношению к ЕС и США. Бедные страны по-прежнему будут стремиться к торговле с индустриально развитыми державами. Для этого им придется добиваться заключения двусторонних соглашений, от чего развитые страны будут только выигрывать.

За годы своего существования Генеральное соглашение о тарифах и торговле, а вслед за ним и ВТО весьма эффективно проявили себя как организации, основная задача которых - стимулировать мировую торговлю. Забуксовавший переговорный процесс говорит лишь о том, что необходимо пересмотреть используемые сейчас методы работы. Несмотря на последнюю неудачу, ВТО остается главным форумом для развития торговли.

Провал конференции ВТО в Канкуне оказался на руку России, которая участвовала в конференции в качестве наблюдателя. Дело в том, что ВТО в сложившейся ситуации будет крайне сложно выработать новые условия членства в этой организации в ранее заявленные сроки - до начала 2005 года. Это значит, что России уже не следует слишком торопиться, чтобы успеть вступить в ВТО по действующим правилам к концу 2004 г. - срока не раз называвшегося в качестве ориентира. Срок этот, кстати, и определен был, в том числе, из-за угрозы изменения "правил игры". Для России, безусловно, гораздо предпочтительнее участвовать в разработке новых условий участия в ВТО, а не познать их на себе при вступлении.

После вступления России в ВТО российские образовательные услуги могут оказаться неконкурентноспособными. Поэтому польза от вступления России в ВТО для системы образования проблематична. В этом смысле очень вероятно, что транснациональные корпорации и крупные монополии угрожают национальным образовательным системам, а дальнейшая либерализация и дерегулирование будут означать наступление на права граждан, в том числе на свободный доступ к образованию, а также усиление утилитарного, потребительского подхода к образованию, приводящего к выхолащиванию из образования духовности и просветительства.

(www.oim.ru)

О нас
Новости
Нормативные документы
Стандарты
Информация о конкурсах
Справочная информация
Болонский процесс
Профильное обучение
Статьи, публикации
Книги, учебные пособия
Партнеры
Вопросы и ответы
WWW обзоры
Форум

Звоните нам : (495) 152-69-71Пишите нам : info@teacher-edu.ru
© 2003-2012 Научно-методический центр кадрового обеспечения общего образования ФИРО МОН РФ
научно-методический центр кадрового обеспечения общего образования иоо мо рф